Риторика и пение

 Современные исследования, посвященные риторике, обычно рассматривают ее только в рамках речевой деятельности. В центре внимания такие понятия, как слово, текст, дискурс. Анализ устной речи расширяет исследовательское поле, включая в него интонацию, просодию, невербалику,   экстралингвистические факторы. Однако восприятие риторики остается в рамках речи, а пение и музыка остаются в стороне.

На родине риторики, в Древней Греции, музыку (а была она преимущественно вокальной) ценили даже выше риторики. Как известно, семь свободных искусств, на которых базировались культура и образование, подразделялись на тривиум (куда входила риторика, наряду с грамматикой и диалектикой) и квадривиум, более высокий уровень - арифметика, геометрия, астрономия, музыка.
Античная музыка в основном создавалась для исполнения голосом, инструментальная музыка имела второстепенное значение. О большом уважении к певцам говорит Гомер:

«Всем на обильной земле обитающим людям любезны,
Всеми высоко честимы певцы; их сама научила
Пению Муза; ей мило певцов благородное племя».
(Гомер "Одиссея". Песнь VIII)
Следует отметить, что умение петь в хоре было совершенно необходимо, чтобы считаться полноправным членом общества. Следовательно, все знаменитые в то время риторы имели серьезную хоровую подготовку, умели петь и пользовались этим умением. Пение и музыка значили для них гораздо больше, чем форма досуга или обособленное  искусство.
Это было важной составляющей их мировоззрения, которое они выражали в своих риторических сочинениях. А.Ф. Лосев в своем фундаментальном труде «История античной эстетики» делает важный вывод: «Риторика для античности – гораздо более музыкальна, чем просто игра на инструментах или чистое пение. Риторика – это и есть настоящая античная музыка. И вот почему она так невероятно там распространена. Она удовлетворяла здесь общечеловеческому музыкальному инстинкту».

Из этого следует, что в античности риторика была музыкальной, а музыка риторичной. Если учесть, что музыка в основном пелась, то можно говорить о вокальности риторики. Детальное рассмотрение певческого аспекта риторики выходит за рамки данной статьи, поэтому ограничимся выдвижением тезиса о том, что такой аспект существует и является значимым.

Развитие европейской цивилизации приводило к дроблению изначальной синкретичности мышления. Единство слова, музыки и движения сейчас можно найти только в глубинных пластах фольклора и, например, в традиционном искусстве Индии, которое позволяет в некоторой степени реконструировать эстетические представления древних людей.

Тенденция к дифференциации, характерная для науки последних столетий, все больше сменяется стремлением интегрировать разные области знания. В этой связи исследования, посвященные органической связи речи и пения, представляются весьма актуальными.
Было бы неправильно утверждать, что глубинная взаимосвязь и даже взаимообусловленность речи и пения не привлекала внимание исследователей и практиков. Так, например, знаменитый певец Ф.И. Шаляпин придавал большое значение  слову в песне, оперной арии и романсе. Он работал над словом не только для того, чтобы смысл спетого стал яснее, но и чтобы улучшить качество самого пения. Ф.И. Шаляпину принадлежит афористичная формулировка: «Хорошо сказанное слово – уже спето». Полезно сделать и обратный вывод: слово пропетое становится чем-то большим, чем просто произнесенное. Из этого не следует, что всегда предпочтительней слова пропевать, нежели их проговаривать. Но совершенно очевидно, что слово в пении обретает дополнительные качества, которые могут оказаться полезными для достижения риторических целей.

Великий режиссер и теоретик театра К.С. Станиславский, глубоко осмыслив практический опыт  использования пения в работе над произносительной стороной речи, учил своих студентов пропевать не только гласные, но и многие согласные звуки, добивался непрерывности звучания, кантилены. К.С. Станиславский мечтал о том времени, когда занятия по сценической речи будут согласованно проводить преподаватели дикции и пения. Сам он, будучи режиссером, актером и певцом, занимался со студентами именно по такой интегральной методике.

Пение оказывает на человека всестороннее воздействие. Оно развивает и укрепляет дыхательную систему,  наиболее естественным образом тренирует мышцы гортани,  голосовые складки.  Как следствие голос становится более устойчивым  и выносливым (то есть голос не срывается,  не дрожит,  выдерживает длительную речевую нагрузку),  расширяется диапазон,  улучшается тембр, что позволяет обеспечить большую интонационную выразительность речи.

Пение медленных  лирических песен помогает выработать плавную,  гибкую речь с рельефной мелодикой,  с логичной расстановкой пауз, осмыслить орфоэпические закономерности в слове и фразе. Исполнение быстрых,  ритмичных вокальных произведений является одним из эффективных приемов работы над дикцией,  а также хороший способ повысить эмоциональный тонус,  снять сонливость. В песне органически соединяются речь и музыка,  а это означает,  помимо всего прочего,  что пение гармонизирует работу левого (логического) и правого (образного) полушарий мозга,  что проявляется в повышении работоспособности,  улучшении настроения,  активизации внимания.  

Пение и речь во многом похожи. Вокальны по своей природе многие звуки речи - гласные, сонорные и некоторые звонкие согласные могут тянуться сколь угодно долго, иметь фиксированную высоту тона и свободно скользить вверх и вниз. Вокальная, певческая основа речи в большей степени проявляется в стихах, особенно лирического и эпического характера.  Существенным отличием пения от речи можно считать лишь увеличенную длительность слогов и более жесткую фиксацию высоты тона для каждого слога. В некотором смысле можно сказать, что речь - это очень быстрое пение в форме бесконечной импровизации.

С другой стороны, пение  опирается на речь (за исключением вокализов - мелодий, исполняемых на какой-нибудь гласный, обычно [а]). В вокальных произведениях речь, во-первых, несет логическое, конкретное содержание. Во-вторых, речь, ее интонации стимулируют музыкальное мышление композитора, являются источником, зародышем мелодии, ритма и структуры будущей песни, романса или арии. В этом отношении интересна уникальная опера М.П. Мусоргского "Женитьба" (по Н.В. Гоголю), в которой композитор добился максимального приближения вокальной мелодии к речевой мелодике прозаического текста. Наконец, в-третьих, исполняя оперную арию или эстрадную песню,  хороший певец стремится как можно лучше передать содержание текста, лежащего в основе того или иного вокального произведения, его изначальную речевую интонацию.

В речи - и обычной, и вокальной  - одинаково важно четкое произношение (т.е. хорошая дикция), соблюдение правил орфоэпии, верная расстановка логических ударений, нахождение адекватных ситуации динамических и тембральных оттенков. К.С. Станиславский, начинавший свою артистическую карьеру в качестве оперного певца, отмечал: «К сожалению, есть вокалисты, которые мало интересуются словом и, в частности, согласными. Но есть и учителя дикции, которые не всегда имеют ясное представление о звуке и о его постановке... При таких условиях классы пения и дикции приносят одновременно как пользу, так и вред». По мнению великого теоретика театра, певческое и речевое начала наиболее гармонично сочетались в творчестве Ф.И. Шаляпина, считавшего, что «надо петь, как говоришь, и говорить, как поешь»,- мы хотели бы выделить вторую часть этого правила.

В школьных учебниках по риторике, созданных под руководством Т.А. Ладыженской, предусмотрено использование музыкальных произведений, в том числе песен. Т.А. Ладыженская определила место и роль такого рода материалов. Она вдохновила автора данной статьи на создание серии песен специально для уроков риторики (частично эти песни опубликованы в учебниках для 6-11 классов).

Основная цель, которую мы ставили перед собой, создавая песни, состоит в том, чтобы помочь школьникам осознать, почувствовать ритмико-мелодическую сторону речи, пробудить в них стремление более точно интонировать свою речь. Кроме того, наши риторические песни, с одной стороны, учитывают скромные вокальные возможности обычного школьника, а с другой - позволяют развивать их; эти песни целесообразно использовать при постановке голоса и работе над техникой речи. Принципиально важно, что тексты песен тесно связаны с тематикой одного или нескольких уроков, что позволяет эмоционально закреплять в сознании школьника изучаемый материал.

Песни,  представленные в учебниках, непродолжительны  (время звучания не более 2  минут),  в вокальном отношении практически не вызывают затруднений,  могут исполняться хором,  ансамблем или солистом. Мелодии песен сознательно создавались простыми, не требующими большого диапазона голоса, чтобы их исполнение не вызывало затруднений даже у неподготовленного в музыкальном отношении коллектива. Они легко запоминаются,  а слова песен позволяют и пошутить, и обсудить серьезные вопросы.

Песни можно петь, слушать, обсуждать; можно использовать как «звуковой интерьер» для создания определенного эмоционального фона, можно воспользоваться песней как визитной карточкой изучаемой темы, как звуковой заставкой, отделяющей одну часть урока от другой. Песню, наконец, можно инсценировать, например, через пантомиму.
Не стоит забывать о пользе хорового пения. Когда люди, собравшиеся вместе, поют в едином темпоритме, и каждый старается встроить, «вписать» свой голос в общее звучание, создается особое психологическое состояние, положительный эффект которого значительно расширяет рамки прагматической пользы любого учебного предмета.

Для выработки хорошей дикции мы предлагаем специальные песни на тексты известных скороговорок. Существуют различные способы работы над ними.
      В методике обучения сценической речи принято интонационно обыгрывать содержание скороговорки, придавая ему эмоциональную насыщенность. В то же время существует другой взгляд на скороговорку: в ней видят чисто технический прием для тренировки речевого аппарата.
      Нет необходимости критически анализировать каждый из этих подходов - оба могут с успехом применяться на практике.
Вместе с тем, наш опыт показывает, что работа над дикцией становится более результативной, если пропевать скороговорки под ритмичный аккомпанемент. Преимущества этого способа выработки хорошей дикции состоят в следующем.
      Прежде всего, аккомпанемент помогает поддерживать и регулировать темп артикуляции, независимо от того, больше или меньше трудностей вызывает произнесение какого-либо слова, слога или звука. При обычном проговаривании скороговорок темп, как правило, незаметно для тренирующегося "подстраивается" под трудности артикуляции, облегчая их.
      Другой важной особенностью пропеваемой скороговорки является фиксация ритма.
При сочинении музыки для скороговорок ритмические рисунки и мелодии, и аккомпанемента выбирались таким образом, чтобы способствовать активности артикуляции. В песнях на скороговорочные тексты использованы танцевальные ритмы, что предполагает энергичное, бодрое пение. Именно энергичная работа речевого аппарата может дать ощутимый эффект при работе над дикцией.

Еще одна особенность вокализированных скороговорок - наличие в них мелодии вместо мелодики (компонента речевой интонации). Если мелодика у каждого исполнителя и при каждом исполнении своя, то мелодия устанавливает для всех исполнителей определенную, допускающую лишь очень небольшие отклонения, линию движения голоса вверх и вниз, соотносимую к тому же с заданным ритмом. Мелодия в скороговорке позволяет, с одной стороны, избежать монотонности, а с другой - удерживать голос в физиологически и эстетически приемлемом диапазоне.

Вокальная мелодия, так же как и речевая мелодика, помогает расставить в тексте смысловые акценты, сделать логические ударения, интонационно обозначить противопоставление, перечисление и т.п. С помощью мелодии и ритма легко организовать коллективную работу над скороговоркой - пение хором в унисон, на два или три голоса, а также чередуя сольные и хоровые фрагменты.

Превратившись в песню, скороговорка обретает большую эмоциональность, привлекательность и удобство для практической работы. Известно, что положительного эффекта можно достигнуть, лишь произнеся скороговорку много раз. Но при механическом проговаривании текста это занятие очень скоро становится неинтересным, скучным, а при "театрализации" (интонационном обыгрывании) бывает трудно находить все новые и новые варианты. Пение скороговорки повышает эмоциональный тонус обучаемого, дает хорошую физическую нагрузку его органам речи. К тому же, хоровое пение развивает как музыкальный, так и речевой слух.

Скороговорки-песни можно использовать на уроках, независимо от изучаемой темы, в качестве артикуляционной гимнастики, а также для снятия психологического напряжения и утомления. Хоровое исполнение предполагает включенность всего класса в совместную учебную деятельность, что является еще одним положительным свойством рассматриваемого дидактического средства.

Принципиально важно, чтобы скороговорки-песни исполнялись под ритмичный, четкий аккомпанемент. Возможны разные варианты инструментального сопровождения.

В скороговорках-песнях фрагменты текста исполняются поочередно то солистом (или дуэтом солистов), то хором, который в точности повторяет фразу, пропетую солистом. Этот прием, напоминающий эхо, является упрощенным и переосмысленным вариантом антифонного пения, характерного для древнегреческой трагедии.

Такое взаимодействие поющих, когда хор буквально повторяет пропетое солистом, позволяет, с одной стороны, не разучивать с хором тексты песен, а с другой - развивать концентрацию внимания и речевой слух. Впрочем, песни могут быть исполнены не только в антифонном варианте, но и просто хором в унисон. В роли солиста может выступать или учитель (что очень желательно), или кто-то из учеников, а в роли хора - весь класс.

Итак, мы приходим к следующим выводам.
1.    Риторика и пение генетически связаны между собой. Риторика музыкальна, а музыка риторична.
2.    Пение помогает ритору усовершенствовать звучание своей речи, развить и укрепить голос.
3.    Исследования взаимосвязи риторики и пения (в более широком плане – музыки) являются актуальной задачей в теоретическом и практическом аспектах.
Князьков А.А. Риторика и пение //Школа профессора Т.А. Ладыженской. 
Коллективная монография. Выпуск II /Под ред.Н.А. Ипполитовой, З.И. Курцевой. - 
М.: Баласс,2010, с. 136-141.

1 комментарий:

Александра Стукалова комментирует...

Об актуальности связи риторики и музыки в сегодняшнем дне. Например, современные рок-композиции. Какие сложные и глубоко содержательные тексты. Сколько они требует эмоций, жестов, мимики. Конечно в фольклоре связь слова, музыки и движения наиболее тонкая. Но, нужно риторику выучить «вдоль и поперек», чтобы исполнить тексты современной рок-музыки. Это еще раз подтверждает востребованность риторических приемов в современном музыкальном искусстве.
А если взять, к примеру, музыку в школе. Всем известно, что хоровые занятия с детьми, как правило, начинаются с разговорных упражнений. Это проговаривание всевозможных скороговорок и разговорных упражнений на соединение гласных и согласных звуков. Без этого никак. И только после такого рода упражнений начинается непосредственно распевание вокальное. В пении конечно очень важно как петь, но не менее важно, что вы поете. И это «что» должно быть понято слушателями. И пока сам исполнитель не прочувствует и не поймет содержания вокального или хорового произведения, не научится правильно пропевать и проговаривать текста произведения, он никогда не донесет до слушателя его содержания.