Откуда приходят слова?

Есть одна фраза, которую любят цитировать филологи: «В начале было Слово….» (так начинается Евангелие от Иоанна). Эту цитату приводят обычно для того, чтобы подчеркнуть значимость филологической науки и первостепенную роль словесной речи в жизни людей. На самом деле, ни к филологии, ни к нашим мирским речам высказывание евангелиста не имеет никакого отношения, ведь «Слово» здесь написано с прописной буквы, в греческом оригинале на этом месте стоит «Logos», что означает не только «Слово», но и «Разум», и «Абсолютная Идея» - нечто предельно абстрактное… В общем, Слово (с большой буквы) относится не к миру людей, а к миру идей, к высшим сферам.

Ну, а обычные слова, те, которыми мы пользуемся в речи, откуда приходят они?
Считается, что риторика – это путь от мысли к слову. Значит, слово приходит от мысли? Логично. Тогда спросим: откуда приходят мысли? Из головы? Или, напротив, мысли нас посещают, приходят в голову? Если принять во внимание, что одна и та же мысль часто появляется одновременно у нескольких людей, то второе предположение становится вполне убедительным.

Мы не знаем, откуда, из какого места в пространстве приходят мысли, а вместе с ними слова. Но зададимся вопросом: когда, при каких условиях появляется новая (свежая) мысль в одежде из слов?

Вообще-то мысль не нуждается в словах, но слова без мысли не имеют смысла, - как соль, потерявшая свою соленость. Изначально мысль внеформенна, однако может обретать форму в виде образов и слов. Так слова становятся материальными символами нематериальных мыслей.

Как известно, мы начинаем создавать речевое произведение с изобретения идей, ведь задача говорящего или пишущего сообщить что-то новое или добавить новое к известному. На этапе изобретения мы как бы забрасываем ловчую сеть в ноосферу Земли, в коллективный разум человечества и вылавливаем нужные нам идеи, в частности, с помощью вопросов типа: «Какое определение можно дать предмету моей речи? В каких родовидовых связях и причинно-следственных отношениях он находится с другими предметами? Из каких частей состоит и частью чего является?» Размышления над этими вопросами помогают изобрести (из-обрести) содержание речи в соответствии с требованиями новизны и достоверности. Изобретение – это обретение смысла речи.

Так в какой же момент мы обретаем (изобретаем) новую мысль, которую наряжаем в скромные или пышные одежды слов, записывая или произнося ее вслух?

Может быть, это случается в процессе внутреннего монолога или диалога с самим собой, с собеседниками? Кажется, что так оно и есть. Однако ускользает от внимания тот факт, что по-настоящему услышать можно, только замолчав. Чтобы воспринять, осознать новую мысль, ее нужно услышать внутренним слухом. А как услышишь, если не будешь слушать, внимать? Внимательное слушание и есть условие изобретения новых идей для речи. Но может ли человек узнать, что новая мысль пришла к нему в голову (точнее – в разум), если там стоит гул от старых мыслей, если они мельтешат перед его мысленным взором? Да ведь новой мысли и проникнуть-то трудно в эту круговерть! И вот стоит она перед закрытой дверью разума и ждет, когда обратят на нее внимание – хоть краешком глаза из окошка поглядят…

Как услышать новую – еще робкую – мысль на фоне гомона старых, привычных, а потому окрепших мыслей? Есть только один способ – затихнуть. Не просто замолчать внешне, но именно затихнуть внутренне – слушать тишину!  Там, в тишине, есть все – в непроявленном виде.

Напрашивается аналогия с радиоэфиром. Нас окружают радиоволны сотен и тысяч одновременно работающих передатчиков, однако мы не слышим, что они излучают в пространство. Чтобы услышать, необходимо включить приемник и настроиться на строго определенную волну (частоту вещания). Чем точнее мы настраиваемся на радиостанцию, тем яснее слышим то, что она передает.

Фокусируя внимание с помощью вопросов, мы помогаем проявиться тому, что было недоступно сознанию. Принципиально важно, чтобы за вопросом последовала, хотя бы краткая, но полнейшая тишина. Мгновения достаточно, чтобы мысль проникла в разум, только мгновение это должно быть временем абсолютного безмолвия. Чем больше времени мы проводим в безмолвной тишине, тем легче прийти новым мыслям, тем проще подобрать для них подходящие облачения – слова.

Тишина не придет в разум, который ее не ценит. Ценность слова практически не подвергается сомнению, а вот полезность и необходимость молчания и тишины для многих далеко не очевидна. Между тем, мудрые люди во все времена находили в безмолвии нечто принципиально важное. Вот несколько высказываний на эту тему.

Кто молчать не умеет, тот и говорить не способен
(Луций Анней Сенека).

Люди учатся, как говорить, а главная наука — как и когда молчать. (Л. Н. Толстой)

Тишина, ты – лучшее из всего, что слышал. (Б. Пастернак, "Звезды летом").

Мгновения тишины – необходимое условие любого творчества. В самом деле, пока нет тишины, нет и новых идей, следовательно, мы просто перекомбинируем или компилируем старые знания. Конечно, в некоторых случаях и этого достаточно. А между тем, каждому доступна неисчерпаемая сокровищница тишины. Почему бы не воспользоваться ею?

Следует отметить, что тишина, являясь условием творческого озарения, сама нуждается только в одном – чтобы ее пригласили, пожелали ее прихода, а такое желание возникает от признания высокой ценности тишины. Умение ценить тишину приходит через опыт внутреннего молчания, через осознание того, что всем сколько-нибудь  значимым высказываниям всегда предшествует хотя бы мгновение тишины.

Все знают поговорку: молчание – золото. Интуитивно каждый понимает, что так оно и есть. Не означает ли это, что к четырем видам речевой деятельности – говорению, чтению, слушанию и письму – следует добавить и пятый – молчание? То самое молчание, в котором человек не просто перестает говорить, а позволяет тишине одухотворить свое мышление, чтобы в речи появилась новизна и истинность. Пятый вид речевой деятельности – молчание – по важности, безусловно, является первым и главнейшим. Исследования в этой области представляются весьма перспективными.

Итак, откуда приходят слова?
Оттуда же, откуда и мысли – из тишины.
Помолчим?

А. А. Князьков.
Современная риторика: в круге идей. Коллективная монография /под ред. Ю.В. Щербининой. - М.: АВК-Групп, 2010, с.160-162.

6 комментариев:

Narika комментирует...

Слова это наше все,так как благодаря слову мы выражаем свою мысль,а как уже до этого говорилось без слова теряется смысл,так следует обратить внимание в первую очередь на разговор и после этого вступать диалог.Мы иногда даже не подразумеваем почему говорим именно это слово,может потому,что оно нам понравилось или просто не имеем значения...и стоит обращать внимание на ценность слова,ведь со временем слова меняются,значит и теряется смысл! Но слова в Эпоху средневековья имели намного большую силу чем сейчас,людям гдавное лишь бы что-то сказать.
слово -это в первую очередь богатсво и разум в любую эпоху времени!

Надежда Железняк комментирует...

Логос - всё сещее. Слова берутся из нашего знания, восприятия, понимания того, о чем мы хотим сказать.Мы стараемся воплотить в слове реальность, материю, мысль несомненно материальную и всеобъемлющую. Хорошо если человек всегда мыслит глубоко и произносит по сути.

Дарья Машина комментирует...

Logos - своего рода союз между Разумом и Словом. Ведь именно разум обрабатывает мысль и облекает ее в слова. И нельзя не учитывать того, что этот процесс налагает на нас огромную ответственность. Ведь от того, как наш разум представит мысль, порой зависит очень многое. И самыми благими намерениями, витающими вокруг нас, может быть вымощена пресловутая дорога в ад, особенно если мысль посетит недостойного.

Нина Опанасенко комментирует...

Для меня достаточно сложно прокомментировать этот текст. Скорей, действительно, хочется помолчать. Что касается последнего комментария, хотелось бы добавить, если можно, мое мнение, так сказать "недостойными" становятся люди сами от той "тишины", "волны" на которую они настраиваются, а изначально нет "недостойных", хотя очень многих такими хочется назвать, много примеров из истории человечества есть.

Анастасия Лотоева комментирует...

Не помню, кто сказал, но как-то так :"С тобой и помолчать хорошо". Но как бы то ни было, слово-основной способ выражения мысли. Будь оно произнесено вслух, или же написано на листе бумаги. Слово может задать основную тему, придать эмоциональный окрас (в письменной форме). Слово-велико. Как уже сказали выше, logos-союз между разумом и словом. Испытываем-думаем-произносим(записываем).

Ксения Бабина комментирует...

А много ли мы знаем писателей, философов, пророков, которые придумали бы хоть одно, принципиально новое, никогда ранее не существовавшее слово? Я могу вспомнить только, пожалуй, Лескова Н.С. с его «пол-шкипером», «мелкоскопом», да еще «морским водоглазом». Вот есть еще слово «авоська», его тоже кто-то придумал, из известных. Были попытки горизонт переназвать «небоземом». Да вот еще Гоголь Н.В. в «Мертвых душах», кажется, сказал «выщекатурен» вместо «выштукатурен».
Мало, мало их, создавших новые слова. Лингвисты учат, что глагольная форма появляется самой первой. Появится новый вид деятельности, тогда и новый глагол потребуется, от которого уже можно будет образовать любую часть речи. А остальное все – от лукавого, ни один из беллетристов ничегошеньки не создал нового. Занимается огромная братия графоманов перестановкой словесных кирпичиков и только, а мнят себя, небось, творцами!
А творец – это не то что тот, кто новое слово придумает, а тот, кто и имеющимся словом свою, оригинальную, и, главное, ценную для других людей мысль выразить сможет, кто старому слову новое значение придать сумеет. А для этого и нужно отвлечься от фонового шума, от штампов, от клише, от говорильни всяческой, лишенной глубин.